Трагедия в Броварах могла случиться из-за теракта или технической неисправности — Константин Гринчук

В городе Бровары под Киевом 18 января в 8:20 утра произошла авиакатастрофа. Разбился вертолет ГСЧС, на борту которого было руководство Министерства внутренних дел.

Трагедия в Броварах
Трагедия в Броварах

В результате падения произошел пожар в детском саду. 14 человек погибли, среди них 1 ребенок. Пострадали 25 человек из них — 11 детей. Что привело к этой страшной трагедии, кто должен понести наказание, об этом журналисты i-ua.tv спросили у полковника в отставке и экс-советника министра по чрезвычайным ситуациям Украины Константина Гринчука.

 — Почему все руководство МВД находилось в одном вертолете? Ведь это нарушает нормы безопасности. Тем более во время войны

— Первая и главная задача обороны обеспечение устойчивого государственного управления в военное время. Оно достигается путем рассредоточения центров управления, их подразделений и руководящего состава. В данной ситуации мы четко видим прямое нарушение и безответственность. Ведь министр и первый замминистра не должны были находиться ни в одном вертолете, ни в одном автомобиле. К тому же в одном вертолете с руководством МВД оказался еще и госсекретарь. Это было грубое нарушение национальной безопасности.

Граждан заставляют вакцинироваться и пристегивать ремни безопасности в авто, штрафуя, а при этом в государстве на уровне высшего руководства страны происходят недопустимые вещи.

 — Это халатность?

 — Вероятно, что да. Первое лицо не должно было допустить подобного состава экипажа. Руководство МВД и госсекретарь не должны были находиться вместе. Кроме того, возникает вопрос, зачем руководству МВД было лететь в зону боевых действий еще и в туман. У нас зона боевых действий — это компетенция министерства обороны. Если бы руководство МВД летело в Днепр, к уничтоженному российской ракетой дому, то здесь вопросов нет. МВД должно выполнять свои функции в тылу, а не в горячих точках. У меня возникают вопросы, на каком основании советник министра МВД комментирует ведение боевых действий. Для этого есть спикеры от Минобороны. Каждое министерство должно заниматься своим направлением, а не пиариться потому что это сейчас актуально. Поэтому возникает много вопросов к государственному управлению.

Должна состояться Ставка, на которой должен быть спрос, кто допустил, что вертолет, на котором находилось все руководство МВД, вылетел в туман. Произошла трагедия, в которой мы потеряли руководство министерства и детей. Однако, вместо того, чтобы сделать выводы у нас будут искать виновных. Ведь после пожара в детском лагере, где погибли дети, виновной сделали воспитательницу, которая не выключила чайник. Вместо того, чтобы проводить проверки работы этого учреждения. Не исключаю, в деле с Монастырским будут искать очередную «воспитательницу». То есть причину трагедии максимально удобную для власти. А нужно делать все для того, чтобы завтра не допустить подобной трагедии. Однако, уже много лет в Украине власть не делает выводов после любого провала или трагедии. Не меняется законодательство, ничего не исправляется.

 — Почему вертолет летел именно по этому маршруту. Разве допустимо прокладывать маршрут через густонаселенные пункты и лететь на низкой высоте в туман?

— Нельзя допускать полеты в сильный туман. Вчера как раз были недопустимые метеоусловия для полета. Маршруты должны прокладываться с учетом максимальной безопасности не только для летательных аппаратов, а в первую очередь для людей, которые находятся на пути их следования. Ведь воздушное транспортное средства всегда имеет процент того, что оно может оказаться технически неисправным. Вчерашняя попытка посадки вертолета министра МВД была вызвана техническим состоянием вертолета. Стоит учесть, что произвести экстренную посадку вертолета в поле, это намного безопаснее для экипажа и пассажиров вертолета, так и людей, которые могут оказаться на земле в момент экстренной посадки или падения вертолета.

По одной версий упавший вертолет искал место для посадки возле садика, чтобы не зацепить винтами деревья и тому подобное. Однако этого не должно было быть. Это халатное отношение. Связано было с тем, что на борту вертолета находились VIP- персоны. Министр МВД мог дать команду экипажу пролететь над Броварами. Соответственно экипаж это выполнял. А диспетчерские службы на это не стали бы возражать, понимая, кто находится на борту. Все эти обстоятельства и могли привести к данной авиакатастрофе.

 — Кто должен заниматься проверкой воздушных транспортных средств, на которых летают высокопоставленные чиновники?

— Любое транспортное воздушное средство должно находиться под жестким контролем наземных служб. Ведь даже автобусы не выпускают на маршрут без предварительного технического осмотра.

Причины падения вертолета будет определять комиссия. Если это было техническое неудовлетворительное состояние, то криминальную ответственность должны понести соответствующие службы. Этот вертолет относится к ГСЧС. Там есть все соответствующие службы, которые готовят эти средства к полету и контролируют. Существует различные версии, по которым произошла трагедия. От технической неисправности вертолета до теракта. Могла быть закладка на борту вертолета. Возможно, было выгодно сделать так, чтобы катастрофа произошла под видом технического состояния воздушного транспортного средства.

Однако все эти версии должны были продумывать на земле, чтобы избежать таких последствий. Мы же видим не правильный и не продуманный подход, а также нежелание понимать, что государство находится в войне.

После подобных трагедий, например, в Смоленске, когда погибли персоны, отвечающие за государственную безопасность, нужно понять, что это негативно отражается на национальной безопасности. Эти вещи не должны были допускаться. То же самое касается полетов над детскими садами. Произошла ужасная трагедия, которая имеет огромные административные провалы.

Над Киевом часто летают санитарные вертолеты, перевозящие тяжелобольных с горячих точек в клинический госпиталь МО. Что мешало власти за 11 месяцев широкомасштабной войны вынести соответствующие лечебные заведения для оказания помощи тяжело раненым на небольшом расстоянии от линии фронта. Развернув госпиталя на базе районных больниц, которых находятся за пределами населенных пунктов. Зачем везти людей 500- 700 км в столицу около 1,5 часа.

На сегодняшний день у государственных чиновников нет желания реализовывать вещи, которые бы позволили избежать десятки тысяч смертей. Чтобы не было Бучи, Гостомеля, Мариуполя.

За произошедшую трагедию должен был отвечать начальник гражданской обороны, но его в Украине нет. Спрашивать некого. У нас за все отвечает один человек — Верховный главнокомандующий.

 — Можно ли с помощью бортовых самописцев установить причину трагедии, которая привела к крушению вертолета министра МВД?

— Это должны установить во время расследования. Стоит отметить, что занимает длительный период времени. Например, расследование по малазийскому боингу, который был сбит в 2014 году, велось почти 10 лет, так как все запчасти после крушения, вывозят в определенное место. Там их раскладывают, изучая отчего было получило повреждение, какое возгорание, изучаются черные ящики. Также берется процесс переговоров пилотов с базами, только после этого можно определить, что произошло.

Не стоит исключать, что экипаж вертолета, на которым летел Монастырский мог быть отравлен и маршрут проходил не над Броварами, а рядом. Пилотам могло стать плохо во время полета, и они искали, где срочно посадить вертолет. Вариантов может быть очень много.

Главное, чтобы из этого тяжелого урока сделали вывод. Ведь в одном месте в следующий раз одновременно могут оказаться президент, спикер и все высшее руководство.