Интермедия № 1 к статье «На манеже ада»

ПРОКРУСТЫ XXI-го ВЕКА

Пролог.

Недавно просмотрел сериал «Ведьмак». Голливудская работа, как всегда, на высоте. Особенно поразило, что вождями славянских мифических существ были африканцы. В следующих сезонах ожидаю, что вождями самих славян окажутся азиаты. Поймите правильно, я не расист. И в каждом представителе других рас вижу человека. Во всяком случае, до персонального знакомства.

Готов признать, что глобализация — естественный процесс информационной эпохи, когда, хочешь — не хочешь, а приходится подбивать стандарты под общий знаменатель. Но зачем же извращать культуру?! Этак можно доиграться до того, что рабовладельцами в США окажутся африканцы, жестоко угнетавшие белых рабов, а отцы-основатели и вовсе были азиатами. Вот только куда потом деть мексиканцев?

Конец XXI-го века.

Человечество праздновало очередную годовщину «Благоденствия», главного всемирного праздника после преодоления тяжелейшего кризиса и, сопровождавшей его небывалой пандемии, унесшей жизни трети населения планеты. Лидеры пяти мировых империй, во избежание воцарения мирового правительства, создали совет под названием Великая Пентархия и благополучно правили миром сами. Установившийся порядок получил мудреное название Прокрустизм. И выговорить сложно и происхождение слова было не понятно. Так что люди предпочитали не заморачиваться термином, а довольствоваться жизнью. Но для очень уж любопытных в педапедии была размещена длинная и скучная статья про какого-то мифического Прокруста, его обильные угощения и роскошное ложе с тогдашними непонятными опциями. А особо упорные искатели информации напарывались на официальную страничку министерства счастья, с которой полуобнаженная парочка неопределяемого пола в кожаных бандажах сладострастно обещала незабываемую ночь в подвалах министерства с полным набором атрибутики для БДСМ. Программа процедур определялась министерством. Страничка с рейтингом и отзывами отсутствовала.

ВУК (всемирный уголовный кодекс) насчитывал всего две статьи: «покушение на всеобщее счастье», что каралось смертью, и «прочие нарушения», предусматривавшие понижение рейтинга на усмотрение УУМС-а (участкового уполномоченного министерства счастья). Но не ниже прожиточного минимума, определяемого все тем же министерством.

Минсчастья было единственным государственным ведомством, оставшимся после беспощадной борьбы с коррупцией. Соответственно, все сервисные функции, включая силовые, осуществляло оно же. Должность министра была выборная. Выборы проходили каждый месяц путем открытого электронного голосования членов Великой Пентархии. Из соображений толерантности и гуманизма, на нее могли баллотироваться исключительно люди с явными нарушениями центральной нервной системы. Бытовала легенда о том, что такая традиция берет начало из какой-то страны в восточной Европе, где так, еще в начале пандемии, назначались министры здравоохранения. Но информации о тех временах вообще было очень мало, а уж о таких тонкостях и вовсе не сохранилось. А те, кто хоть что-то помнил, либо упорно помалкивали, либо строили всеобщее счастье на рудниках и лесоповалах без открытых средств связи.

Каждый житель планеты начинал свой день с благодарственной оды пятерым вождям пентархии, после чего нейросеть, в лице ее искусственного ума по имени Кара-Курта, подбирала человеку наиболее подходящую работу на текущий день. Для особого шарма и темпераментности Кара-Курта говорила с легким берлинским акцентом.

Однорасовые браки, квалифицировались, как покушение на всеобщее счастье. Поэтому азиатам было труднее всего завести семью. Так решалась проблема демографического доминирования. Любители же однополых отношений, независимо от расовой принадлежности, после торжественного тестирования возводились в ранг святых и автоматически зачислялись на службу в министерство счастья. Других туда вообще не брали. Таким образом большинство людей потеряли интерес к государственной службе, вернее, к коррупционным возможностям, оставив этот удел избранным. Так, по заявлениям Пентархов, имидж государства приводился в соответствие содержанию.

Во избежание межрелигиозных конфликтов, все религии слили с государством. Вернее, с его единственным органом.

Антигосударственные настроения более не сулили репрессий, а гуманно влекли за собой воспитательные процедуры все в том же минсчастья. Любое упорстование в антигосударственных позициях воспринималось обществом не иначе как стремление поступить на государственную службу. Так в обществе была устранена оппозиция, действительно способная разрушить всеобщее человеческое счастье.

Под страхом воспитательных процедур народ выражал глубокое удовлетворение своей жизнью и полное согласие с курсом развития, взятым Пентархами.

Общую картину, как всегда, портили рыжие.

Не то, чтобы они активно сопротивлялись счастливой жизни, просто свое счастье ими виделось как-то по-другому. Каждому по-своему, но иначе, чем всем. Как только счастливое человечество не боролось с рыжей заразой. И с раннего детства их по-всякому дразнили ровесники, и во взрослой жизни все им били морды, независимо от того, кто мухлевал, и наглыми их клеймили. На международных научных симпозиумах, посвященных проблемам рыжих, озвучивались самые разные причины систематической рыжести, но единого мнения о решении проблемы так и не находили, пока однажды не возопили коммунальщики. Выяснилось, что в домах, где живут рыжие, канализационные трубы ржавеют значительно быстрее. К тому же вдруг вспомнилась древняя мудрость судебной системы о том, что «Бог шельму метит». Тут терпению власти наступил предел. Каждый из Пентархов понимал, что коммунальщиков обижать нельзя — мало ли, куда народные фекалии потекут…

Так, на праздновании очередной годовщины Благоденствия, во время торжественного шествия пестрых колонн сотрудников минсчастья по главным улицам всех пяти стран мира, под всеобщий восторг масс была открыта охота на рыжих.

За каждую пойманную бестию обещалось не малое повышение рейтинга. Что тут началось… Добропорядочные граждане толпами бросились рыскать по всем углам в поисках рыжих. В каждом дворе сколачивались помосты для праздничных «костров очищения», на которых вечерами счастливые люди радостно сжигали ненавистное племя, не забывая подбрасывать в костры охапки медицинской конопли. По рекомендации минсчастья, разумеется.

Даже коммунальщики, проникшись всеобщим весельем, в течение целого года ни разу не подняли цены на свои услуги.

Со временем, когда всеобщий запал народных масс стух, а отлов и сжигание рыжих стало унылым и не особо прибыльным занятием, да и рыжих в мире поуменьшилось до критического минимума, неожиданно вскинулось сердобольное общество защиты животных. Мол, не гуманно, бесчеловечно, и похожи на людей, как две капли…

После недолгих прений на очередной всемирной научно-практической конференции, Пентархи распорядились занести рыжих в красную книгу, создать для них охраняемые государством заповедники, обеспечить всем необходимым и возить туда людей на платные экскурсии. Но повсеместные помосты для «костров очищения» решили пока не разбирать — история, все-таки, да и мало ли для кого понадобятся…

Эпилог.

Так человечество жило долго и счастливо, пока не вымерло в один прекрасный день от неизвестной болезни, корчась, по его же собственному предсмертному заявлению, от восторга.

Однако и тут рыжие отличились. То ли из-за чистой экологии в своих заповедниках, то ли по своей одичалости, то ли еще по какой не известной причине, но рыжих фатальная зараза не коснулась. Да и разбираться было не кому, ибо все вымерли. А рыжим было не до того — нужно было восстанавливать человечество и вновь стремиться к всеобщему счастью.