Украинцы борются не только за свою свободу, но и за независимость калмыцкого народа — Владимир Довданов

В I-UA.tv заместитель Председателя Конгресса ойрат-калмыцкого народа Владимир Довданов уже не первый раз. Недавно эфир с ним на нашем канале посмотрели почти 20 тысяч человек, а это почти 10% жителей Калмыкии. Сегодня мы продолжаем с Владимиром говорить о их народе и о том как война в Украине повлияла и на Калмыкию.

Украинцы борются не только за свою свободу, но и за свободу и независимость калмыцкого народа - заместитель Председателя Конгресса ойрат-калмыцкого народа
Украинцы борются не только за свою свободу, но и за свободу и независимость калмыцкого народа - заместитель Председателя Конгресса ойрат-калмыцкого народа

— Калмыцкий народ дважды в истории подвергся депортации, против него во время Гражданской войны в России в начале ХХ века и в 1943 году был осуществлен геноцид. Людей ссылали в Сибирь, а во время гражданской войны было убито 120 тыс. калмыков, что составляло более половины всего народа.

— Наш народ, называемый в России навязанной кличкой калмаки-калмыки, действительно в первой половине 20 века дважды подвергался геноциду. В 1910 году по переписи населения в русской империи насчитывал 210 тысяч человек. После гражданской войны, голодомора в восточных районах и уничтожения духовенства насчитывал около 90 тысяч человек. Только стали возрождаться, как началась вторая мировая война и в 1943 году 28 декабря наш народ подвергся депортации, выслан и расселён на огромной территории Сибири, дальнего Востока, Сахалина и Крайнего Севера. С фронтов были сняты солдаты и сержанты и направлены в Широклаг, где многие и погибли. Все они участвовали в войне с первых дней, имели ордена и медали, полученные в первые месяцы войны, когда красная армия отступала. Так чудовищно сталин поступил только с нашим народом. Это стало катастрофой для нашего народа. До сих пор мы не можем оправиться от того страшного времени. Произошёл психологический надлом нашего народа. Многие рода погибли и сегодня о них никто не помнит. Сегодня численно наш народ остался на отметке в 200 тысяч человек. Как были в конце 18 века в таком количестве, так и остались в начале 21 века, — говорит заместитель Председателя ойрат-калмыцкого народа Владимир Довданов

«Мы не генетически, ни ментально, ни этнически, ни политически, ни территориально не можем быть в этой русской империи. Точно также ответят и другие порабощённые народы. Мы не вспоминаем, как говорят представители русской оппозиции, исторические обиды. Мы просто констатируем факты. Нет ни одной причины, чтобы наш народ оставался вместе с русскими в одном государстве.»

— После того, что пережил ваш народ, вас разве удивляет, что история снова повторяется и, что империя по-прежнему преследует инакомыслящих, подавляя и убивая всех, кто не идет заданным ею шовинистическим курсом?

 — Не удивляет. Особенно сегодня, после интервенции русской армии в Украину и развязывания полномасштабной войны на всей её территории. Ведь большинство, до 24 февраля 2022 года, не могли поверить в неадекватность Путина. До последнего надеялись, что он будет шантажировать, но воевать не станет. Думали, что страны НАТО и Америка не допустят такого конфликта. И таким заблуждениям были основания. На дворе 21 век, в мировом сообществе конфликтующие страны договариваются и решают возникшие проблемы мирным путем. Поэтому дата 24 февраля для меня была шоком. Первая мысль была, в своем ли он (Путин) уме? Потом вторая мысль: этот человек понимает, что натворил? И понял, что с этой даты мир уже не будет прежним. Путин разрушил систему мировой безопасности. И что сегодня ни одна страна не находится в безопасной зоне. Эта преступная война обязательно повлияет на все народы России и на сам русский народ. Эта преступная война меняет отношение ко всем народам, порабощённых русской империей, к самому русскому государству. Она сделала многих национально-ориентированных людей самыми настоящими националистами, в том числе и меня, которые реально задумались о своих народах. И причин к тому появилось много. Оголтелая госпропаганда, по сути разжигающая эту войну, необоснованная ненависть к украинскому народу, которая может легко перерасти в ненависть ко всем порабощённым народам на территории россии, большое число погибших представителей малочисленных народов, зигующие толпы людей, подогретых зомбоящиком, все эти картины возникли будто из средневековья и невольно заставляли адекватных людей задуматься, что стало со страной и с людьми. Потом реально стали появляться вестники войны, выступающие на местном телевидении, которые рекламировали эту войну и призывали записываться добровольцами. Сегодня Конгресс нашего народа уже составил список этих людей, в отношении которых мы будем требовать, чтобы они вошли в санкционный список. Следующим нашим шагом будет список виновных в этой войне для передачи в международные судебные инстанции и судебные инстанции Украины. Мы не собираемся покрывать мерзавцев и преступников, которые стали вровень с путиным и должны отвечать за свои преступления. Прекрасно понимая, что подобное больше не должно повторяться, я начал писать статью о реорганизации и реформации международных институтов, призванных защищать эту самую безопасность. Надеюсь, что меня поддержит в этом нужном деле Лига Свободных Наций, которая прекрасно понимает, что перемены необходимы. Как может страна агрессор находиться в Совете Безопасности ООН, ЕС и других международных институтах, нападая на независимую страну? Естественно Россия не должна быть в Совете Безопасности ООН и других международных организациях. Она должна быть, как страна террорист, исключена из всех международных институтов. Сегодня назрела самая острая необходимость пересмотреть как численный состав членов Совета Безопасности, так и ответить на вопрос о том, какие новые страны могли бы войти в этот Совет.

Необходимо предложить, как один из главных пунктов реформирования, увеличить количество этих стран, достойных войти в Совет Безопасности. Пять стран, которые вершили судьбы мира после Второй мировой войны свой лимит исчерпали 24 февраля этого года. Например Украина, как страна, вставшая на пути русского агрессора, испытавшая на себе агрессию, вполне может быть постоянным членом Совета Безопасности. Помимо нее могли бы войти в Совет Безопасности такие страны, как Польша, Япония, Канада, Австралия, Германия. Можно было рассмотреть еще ряд стран. Понимаю, что забегаю вперед, но безопасность человечества должна быть среди приоритетов.

 — Почему вам пришлось уехать?

— После начала полномасштабной войны и первого шока, мы руководство Конгресса нашего народа, стали думать, что делать. Мы знали, что русская Госдума скоро примет закон о фейках. Тем не менее, мы написали решительный протест против войны в Украине. Прямо указали, что это именно война, а не выдуманная «спецоперация». Следом написали обращение к молодежи как нашей Республики, так и всей России, чтобы они не ехали воевать против Украины. После этого начались репрессии против руководства и мы были вынуждены в срочном порядке эвакуироваться за пределы страны-агрессора. Одного из наших побратимов местная власть успела посадить. Для членов нашего Конгресса эмиграция явилась тяжелым испытанием, но мы были вынуждены уехать. Альтернативой была тюрьма.

— Сейчас вы создали Лигу свободных наций, а какие тогда были ваши цели? Вы хотели все-таки как-то добиться отделения от России или просто большей автономии?

— После эмиграции стали думать, что дальше делать? Ведь мы постоянно боролись с жуликами во власти у себя в Республике. И естественно сам собой возник ответ — надо продолжать бороться с режимом. Должен заметить, что война в Украине заставила нас всех пересмотреть многие позиции. Мы поняли самое главное и этому способствовала Украина, которая ясно показала, что надо делать и как это надо делать. Так начала создаваться Лига Свободных Наций, которая, являясь общественно-политической площадкой, объединила представителей порабощенных народов. Мы действительно в Лиге выросли политически и стали бескомпромиссными борцами за полную независимость своих народов. Ибо мы прекрасно знаем, что из себя представляет русский мир и что с нами случится после войны в Украине. Именно поэтому мы должны совместно добить это зло в его берлоге. Это нужно для нашей же безопасности.

— А как вы сами для себя объясняете эти зверства, все то, что происходило в Буче, Ирпене, Мариуполе? Ведь это не Путин убивает, убивают простые люди, солдаты.

— Это очень тяжелый вопрос лично для меня. Уверен, что и для других представителей порабощенных народов он не из легких. Сам уклад жизни нашего народа достаточно однообразен. Малооплачиваемая работа в бюджетной сфере, огромная безработица. Этим и пользуются власти, постоянно накачивая ура-патриотизмом из зомбоящика, что и позволило местным руководителям привлечь определенную часть людей к участию в этой войне. Участники поначалу даже выложили несколько видео, но после того, как мы их предупредили, что придется отвечать, они перестали выкладывать подобные видео. Там не было картинок с преступлениями, больше о боевом братстве и дружбе между участниками, но наш посыл они поняли правильно. Тем более и я сам, и мои друзья часто пишем посты, что война эта не наша и что скоро нам придется воевать против русского мира, явилось сдерживающим фактором. Считаю, что участники зверств в вышеназванных населенных пунктах, должны быть привлечены к ответу в любом случае. Подобные преступления не должны иметь сроков давности. Мы в Лиге сейчас будем подписывать договор о добрососедстве, дружбе между будущими независимыми государствами, где одним из пунктов будет сотрудничество в поиске и передаче украинской стороне выявленных военных преступников.

— Повлияют ли как-то события в Украине и на Калмыкию? Ведь Украина сейчас борется не только за свою независимость, но и за свободу других народов.

— События в Украине уже повлияли на наш народ. Многие из нас поняли, что за свою независимость надо бороться. И бороться, как Украина, с упорством, бескомпромиссно, с верой в победу. Понимаю, что пока у нас нет достаточных сил для борьбы с империей, но мы уже сейчас рассматриваем вопрос о создании своих вооруженных формирований, которые станут основой для будущей своей армии, обученных по западному образцу и вооруженных западным оружием. Мы прекрасно понимаем, с кем нам придется столкнуться и кому нам придется противостоять. Хотелось бы верить, что русский мир угомонится и будет строить свои государства и жить мирно, но история показывает что этого не будет. Слишком глубоко в них укоренилась имперскость, шовинизм и жажда угнетения других народов. Русские отравлены ядом ненависти к другим народам и ждать от них милосердия и человечности не приходится.

— Сможет ли ваша страна получить освобождение, независимость и свой суверенитет? Стать независимой?

— До начала войны мы думали об этом, как об отдаленном будущем. Но война все изменила. Особенно — яростное сопротивление украинского народа русским агрессорам. Если народ так яростно сражается, то это, по крайней мере, вызывает уважение. У нас это вызвало восхищение и пример. Пример каким может стать народ за тридцать лет независимости. Я понимаю суть вопросов и постараюсь ответить. Да. У нас есть предпосылки к созданию своего независимого государства. Мы уже работаем в этом направлении. Мы понимаем, какие огромные трудности стоят перед нами. Ведь нам придется ломать устоявшееся рабское мировоззрение, понимаем, что нас очень мало. Что мы без россии не сможем не только жить, но и существовать. Что вся наша экономика, если ее так можно назвать, завязана на россии. Мы понимаем, что это огромные трудности. Но самая главная трудность гораздо обширнее, чем экономические проблемы. Это изменившаяся ментальность нашего народа. Эта навязанная беспомощность нашему народу, который привык жить на подаяния от русского центра, совершенно не понимая, что он сам способен себя и прокормить, и дать дальнейшее цивилизационное развитие. Это коррупция, которая поощрялась империей и которая практически уничтожила нынешних руководителей республики как людей. Сегодня нет руководителей, которые могли бы заглянуть хотя бы на двадцать лет вперед и спрогнозировать ответы на вызовы и угрозы. К сожалению, сегодня у нас нет национальной элиты и национальной идеи.

— С какими вызовами сейчас сталкивается Калмыкия и ее граждане?

— Как я ранее говорил, в республике нет устойчивых кластеров экономического развития. Нет возможности противостоять ассимиляции нашего народа русской империей. С приходом путина во власть этот процесс усугубился на территории всей россии. Помимо этих вызовов и угроз у нас существует такое понятие, как варяг. Это пришлые чиновники, присланные центром для контроля над нами. ФСБ, МВД и другие спецслужбы традиционно занимают русские. Кстати, русские либералы-демократы ни в одной из своих программ не написали, что уберут с национальных территорий своих церберов. О чем с ними вообще после этого можно говорить?

— Сможет ли Калмыкия восстановить историческую связь своих поколений, до того периода, когда вас искусственно разделяли другие империи и выживали с родных земель или все-таки это будет совсем новое государство, которое начнёт свою историю так сказать «с ноля»?

— Восстанавливать историческую связь мы уже пытаемся. Но вместо оккупированной Республики Калмыкия будет другое независимое государство и названо оно будет государством Ойратов. Это исторически справедливо. Естественно такой республики не будет. Мы не станем брать в будущее кличку, данную нашему народу Екатериной второй, женщиной с низкой социальной ответственностью. Наше новое независимое государство мы хотели бы назвать государством ойратов. А калмыки уйдут в мрачное страшное прошлое.

— Какой вы бы хотели видеть свою Калмыкию?

— Естественно демократической и независимой. Чтобы изначально в ее друзьях были Украина, Литва, Латвия, Эстония, Польша, Япония, Тайвань и другие страны. Чтобы наш народ дружил и развивался со всеми новыми государствами, возникшими на обломках русской империи. Чтобы больше наш народ не угнетался империей из прошлого.