Константин Гринчук: «Подвалы в панельных домах — братские могилы»

Пока киевляне сидят без электричества и отопления, мэр столицы В. Кличко снова заявил об эвакуации населения. По его мнению, это может быть временный переезд людей отдельных категорий в пригород, туда, где могут находиться сервисы. Что делать в случае блекаута, а также как и, главное, куда действительно можно уехать киевлянам, об этом журналисты i-ua.tv спросили у полковника в отставке и экс-советника министра по чрезвычайным ситуациям Украины Константина Гринчука.

Константин Гринчук
Константин Гринчук

— Будет ли в Киеве полная эвакуация или это запугивание населения?

— Тяжело сказать, какая будет ситуация в Киеве, но всегда нужно быть готовым к любым сценариям. Поэтому местная власть должна иметь соответствующие планы и вовремя реагировать на любые виды угроз.

— По какому механизму должна осуществляться эвакуация?

—  Все зависит о какой угрозе мы говорим. Ранее были штабы гражданской обороны в каждом областном центре и городе. Были начальники гражданской обороны. На случай ядерной войны разворачивались сборно- эвакуационные пункты. Составлялись соответствующие планы. В частности, жителей Киева должны были вывозить в сельскую местность. Местная власть должна была заниматься расселением и подселением людей. Не обязательно людей размещали в школах. Могли подселять к людям. Для эвакуации населения применяли все виды транспорта. По расчетам, Киев подлежал расчетам за 32 часа. Тут могли оставаться предприятия, продолжающие работу, где были сооружения, способные укрыть людей от ядерного оружия. Там должны быть запасы медикаментов и воды, а также противогазы. Сейчас этого ничего нет. Если мы говорим об оружии массового поражения, то в Украине, на сегодняшний день, нет таких сооружений или укрытий. Хотя ранее они были в метро.

— Как выходить из ситуации?
— Если мы говорим о применении оружия массового поражения, то единственный способ — это эвакуация в зоны, куда не планируется применяться оружие. Но расчеты производились с учетом требований Женевских конвенций. То есть неприменения оружия по мирному населению. Ядерные удары по сельской местности не планировались. Поэтому, как все может быть после того, что творит россия, тяжело предугадать. Однако власть на протяжении последних 9 месяцев так и не привлекла соответствующих специалистов. Она больше имитирует вопросы защиты, чем реально их решает. В частности, это касается так называемых «Пунктов Незламности». Украинцы могут там зарядить телефоны и выпить чай.

 — То есть они не помогут в случае длительного блэкаута?
— В «Пунктах Незламности» будет дизельный генератор, где человек может подзарядить мобильный телефон. Однако, если в городе не будет света, то мобильная связь не будет ловить.

— По сути, это больше Пункты пиарности, как их называют в соцсетях?

— Если говорить глобально, то да. Если говорить о глобальном блєкауте, то такие пункты не спасут и будут иметь очень маленький эффект.

— Нужно ли открывать «Пункты Незламности» в метро?

— Подземка рассматривалась, как надежное место для укрытия людей. При ядерной угрозе, через 10 минут происходила консервация людей, которые успели туда зайти. Если мы говорим о ракетных ударах, то метро можно продолжать держать открытым. Однако метро не сможет стать укрытием для всех жителей столицы. Опять-таки, мы говорим о станциях метро, которые находятся на соответствующих глубинах. Метро, которое ходит под дорогой — не является объектом, который обеспечит защиту людей. Это все равно, что человек находится в железобетонном паркинге монолитного здания. При прямом попадании боеприпаса с тонной или полтонной взрывчатки, эффект будет одинаковый. В этом случае метро может защитить лишь от обломков. Если мы говорим о реальном укрытии людей, то это только глубокие линии метрополитена и специальные инженерные укрытия, которые имеют противогазы, аптечки, запасы воды и туалеты. Поэтому сейчас за 9 лет войны мы дошли к принципу — спасение утопающего, дело рук самого утопающего.

— Какое решение тогда искать?

— Любое укрытие является относительным укрытием. За 9 лет в Украине не подготовили в новых жилых домах специальные защитные сооружения, поэтому власть советует эвакуироваться.
Стоит учесть, что железобетонные сооружения будут намного эффективнее, чем подвал в монолитном доме. Подвалы в панельных домах — братские могилы. Война показала, что любое касательное попадание в такой дом приводит к сносу нескольких панелей. После этого, панельные дома начинают складываться как спичечные коробки или карточные домики и хоронят под собой всех.

В стране нет специального органа, который бы занимался разработкой планов, расчетов и проверкой укрытий. ГСЧС — это оперативно спасательная служба. У нас нет структуры, которая бы тесно работала с Генштабом. У нас нет персональной ответственности у людей, которые числятся начальниками защиты. Однако в стране чрезвычайная ситуация — война, и к ней нужно постоянно готовиться. А у нас вместо того, чтобы решать что-то с укрытиями, открывают пункты обогревов. При этом остаются вопросы, куда могут укрываться такие районы, как Троещина или Борщаговка. Кроме того, нам часто показывают картинку, как с поезда встречают 200- 300 человек, которые решили эвакуироваться. Показывают палатки с ДСНС, где встречают людей и могут обогреть. Однако, мы говорим о миллионах. Поэтому, то что делается в стране — смешно.

— Что делать жителям Киева, которые не смогут выехать по определенным причинам?
— В Киеве 3 млн людей. В это число входят детдома, киевляне, которые находятся в больнице, инвалиды, люди преклонного возраста. Подобные категории людей должны попадать под вопрос рассредоточения. Пока еще нет тотального блэкаута, а только угроза, то определённые категории людей должны подлежать эвакуации в безопасные места. Например, это сельская местность, где есть жилой дом с колодцем. Также необходим дизель — генератор. Плюс — сливная яма на улице. Если мы говорим о многоэтажках, то первая и главная проблема — это решение вопроса канализации, которая будет забита в считанные часы. Максимум 1−2 дня и жить в этих домах будет просто невозможно.