Homo erectus не понимает иной формы управления обществом, и, попав во власть, всегда выбирает террор и тотальный контроль вместо демократических ценностей

Чем больше проходит времени с момента Революции Достоинства, тем понятнее становятся истинные мотивы и цели так называемых руководителей Майдана, которые вскочили в кресла попередников и сразу же «забронзовели».

Homo erectus не понимает иной формы управления обществом, и, попав во власть, всегда выбирает террор и тотальный контроль вместо демократических ценностей

Одно только то, что за неполных два года депутатами подготовлено около 50 законопроектов, положения которых нарушают Конституцию Украины и ограничивают права и свободы граждан, а также в той или иной форме пытаются реставрировать отдельные нормы «злочинных законов от 16 января», говорит о том, что система власти у нас не изменилась, а ее качество и профессионализм существенно ухудшились.

Как-то один мой товарищ дал очень точное и хлесткое название нашей власти — «олигархический паханат».

За последнее время участились случаи незаконного вмешательства отдельных представителей силовых структур и спецслужб в коммуникационные системы граждан и ІТ компании, участником которых оказался и я сам со своими компаниями, когда в январе этого года СБУшники с лестницей преодолевали забор компании при открытых воротах :). А на прошлой неделе объектом спланированных атак стал мой «голос в соцсети» — страничка в Фейсбуке и мобильный номер.

Немного истории вопроса, как это было:

4 октября был взломан и удален мой старый аккаунт в почтовом сервисе Гугла, на который я когда-то регистрировал страничку в Фейсбуке и который больше мною не использовался, так как был установлен другой аккаунт того же почтового сервиса…

Успешно восстановив аккаунт в Гугле я ввел дополнительно телефонный номер, как того и просил аккаунт (такая сейчас в Гугле политика) и восстановил свою страничку Фейсбука, но интуиция подсказала мне на этом не останавливаться, что я собственно и сделал, как оказалось не зря…

9-го октября история повторилась и со вторым почтовым аккаунтом Гугла (тем что я восстановил), его постарались взломать, только уже с использованием доступа к мобильному номеру моего телефона, для смены кода доступа к аккаунту, который якобы был призван обеспечивать его дополнительную защиту!!!

Советую не верить и не вестись на такую псевдозащиту. Как оказалось на проверку, на самом деле Ваш мобильный номер нужен спецслужбам для успешной идентификации, геопозиционирования Вашего нахождения и для надежного блокирования Ваших коммуникаций.

Не добившись результата и «убив» еще один мой почтовый аккаунт, через некоторое время у меня опять заработал временно «удаленный» мобильный номер телефона, так как мною на «не удаленной"(ну не получилось) страничке Фейсбука был поднят мною «шум»…

Все это вдохновило рассказать о становлении и развитии «прослушки» в Украине, а так же как это проводится в цивилизованных странах, надеюсь это будет полезно и не только…

Еще в Кучмовские времена в Украину была завезена специальная аппаратура для перехвата, Службой безопасности Украины, телефонных переговоров граждан.

Начало этому было положено в 1999 году, когда почти на 200 миллионов долларов ввезли специального оборудования для контроля систем связи. Затем, после принятия в 2004 году Закона Украины «Про телекоммуникации», в обязанностях операторов появился пункт, который обязывал их за свой счет устанавливать данное оборудование:

«Оператори телекомунікацій зобов’язані за власні кошти встановлювати на своїх телекомунікаційних мережах технічні засоби, необхідні для здійснення уповноваженими органами оперативно-розшукових заходів, і забезпечувати функціонування цих технічних засобів, а також у межах своїх повноважень сприяти проведенню оперативно-розшукових заходів …» (частина четверта статті 39).

С тех пор у сотрудников спецслужб появилась возможность, не только без проблем не выходя из своего офиса прослушивать любого абонента, но и со временем при модернизации оборудования, выключать или ликвидировать номер абонента на оборудовании любого оператора самостоятельно, дистанционнои без уведомлении оператора!

Все эти годы не заканчивается ожесточенная борьба между двумя ведомствами — СБУ и МВД за единоличное право иметь персональный и эксклюзивный доступ к данному оборудованию, так как данная информация используется как всевозможный компромат и щедро оплачивается с разных сторон…

Во времена правления Януковича, бывший министр МВД Захарченко победил СБУ-шников и забрал «под себя» контроль над прослушкой, это означало что все остальные подразделения, что прописаны в Закон Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» имели доступ к телекоммуникациям только через соответствующее подразделение МВД. Тогда в подвалах

Главного Управления МВД в городе Киева, что расположено на улице Владимирской 15, было размещено центральное хранилище всех телефонных разговоров и перехвата других не менее интересных электронных сообщений и месенджеров.

Однако после Майдана СБУ удалось вернуть «под себя» контроль над телекоммуникациями.

Как говорится «в нашем полку прибыло», не так давно к этой борьбе присоединился новый ее участник — НАБУ, он так же хочет получить свой независимый доступ от СБУ ко всем телекоммуникациям и Интернетуграждан…

Каждый из них (СБУ, МВД, НАБУ) хочет быть на верху «пищевой цепочки» и еще обладать «правом первой ночи» с главным маршрутизатором оператора/провайдера телекоммуникации и иметь доступ к любой информации, а также безнаказанно удалять любого абонента на свое усмотрение и это не только в мобильной связи, но также безраздельно контролировать и Интернет сети граждан такие как — аккаунты, месенджеры, скайп, социальные сети и т. д.

Когда еще был хоть какой-то контроль за действиями СБУ, МВД и СВРУ, а в рядах перечисленных органов и особенно в их руководстве преобладали профессионалы — такого бардака не было. Но сейчас, когда на руководящие посты внутри силовых структур пришли «проФФесионалы и заробитчане», что под предлогом борьбы, сначала с «русским миром», а затем просто потому что «денег хоцца», начали уничтожать и отжимать ІТ-компании, а им за эти преступления наказания не последовало (максимум кого перевели на другую должность) — начался полный беспредел!

Свою лепту в вопросах организации тотального контроля над обществом внес и национальный регулятор в сфере связи и информатизации. Еще в 2009 году им (на то время НКРС) было принято решение о создании в УДЦР базы кодов ІМЕІ терминалов мобильной связи, а также был введен запрет на продажу терминалов, коды которых не были внесены в эту базу. Ну, а по этому коду всегда можно найти нужный мобильный телефон контролируемого объекта, где бы он не находился, и знать все, о чем он говорил или отправлял куда, кому, какую информацию, при этом хозяин телефона может даже не догадываться о происходящем.

Несмотря на то, что решение о ведении базы кодов ІМЕІ в 2015 году признано (теперь уже НКРСИ) утратившим силу, о чем есть запись в реестре Минюста, УДЦР базу не ликвидировал, а новое руководство регулятора делает усилия, дабы реанимировать законность ее существования.

Из всего перечисленного следует неутешный вывод, как в законотворчестве, так и в заявлениях центральных политиков, Украина все дальше отдаляется от демократических принципов цивилизованного мира и все больше примеряет на себе российскую кальку «демократизации отдельно взятого общества», гармонизируя тем самым свое законодательное поле с РФ. Чего только стоит последняя «оговорочка по Фрейду» министра Арсена Авакова, что «сотрудники киберполиции отслеживают IP-адреса всех, кто критикует власть»…

Как решаются подобные вопросы в цивилизованном мире?

Цивилизованный мир давно нашел ответ на этот и многие другие не менее сложные вопросы, у них сбалансирована ответственность гражданина и государства и налажен жесткий контроль со стороны уполномоченного по правам человека за деятельностью государственных органов и служб. Никто не имеет права годами вести за вами слежку и прослушивать или просматривать ваши коммуникации… В ряде стран срок проведения ОРД колеблется от 3-х до 6-ти месяцев по истечении которых вас или должны привлечь к уголовной ответственности или известить про проведение относительно вас ОДР с указанием чего и когда слушали/смотрели и принести вам за это свои извинения, а вот уже ваше личное право подавать на на чиновника в суд или нет!

Вот поэтому контроль коммуникаций гражданина и «прослушка» применяется только когда есть на это все основания, плюс за этим идет жесткий контроль на всех этапах применения таких инструментариев самим руководством ведомств. И еще, за четкостью и без укоризненностью такого порядка вещей следит уполномоченный по правам человека и горе тому чиновнику, что совершил нарушения!

Вот поэтому никто граждан и не беспокоит понапрасну и доверие к полиции и другим важным госорганам на высоте и само общество помогает выявлять преступников.

Возникает законный вопрос: Как нам решить эти проблемы?

Ответ до банальности прост — также как и в цивилизованном мире! Для этого нам необходимо принять как минимум три важных Закона (ну и разработать под них соответствующие подзаконные акты), направленные на защиту прав граждан и юридических лиц, упорядочивание механизма доступа правоохранителей к телекоммуникациям и введение контроля уполномоченным по правам человека, а именно:

  • установление на уровне Закона Украины уголовной и материальной ответственности судейского корпуса, следователей и других чиновников за принятие неправомерных решений и нанесении ущерба гражданам и предприятиям, чьи права нарушены;
  • внедрение на законодательном уровне мировой практики защиты прав граждан, когда лицу при проведении относительно него негласных следственных действий или ОРД (оперативно-розыскных мероприятий) и отсутствии подтверждения его вины в течение 3-х месяцев, сообщают о проведении таких мероприятий, и возмещают убытки в случае их нанесения или моральный ущерб по решению суда, а уполномоченный по правам человека проверяет безукоризненное соблюдение указанными ведомствами и их подразделениями норм Закона;
  • принятие Закона «О перехвате телекоммуникаций», в котором для принятия решения о перехвате телекоммуникаций будет необходимо подтверждение уполномоченного по правам человека.